Вода Кыргызстана — основа продовольственного изобилия Центральной Азии. Усубалиев Турдакун.

img002 2 24 октября 2003 года.

Вопрос экологической безопасности в Центральной Азии — это вопрос всей мировой общественности доброй воли. Неблагополучие в отдельно взятом регионе Земли есть нарушение всей биологической цепочки. И, следовательно, оно касается каждого живущего в этом мире.

Что имеем — не храним, потерявши — плачем?

Все чаще человечество задумывается над тем, какую воду ему приходится пить. Чистая, полезная вода, к сожалению, становится на Земле редкостью. Ученые многих стран мира ломают голову над тем, как очистить ее и сделать хотя бы безвредной для употребления. По определению ученых, суммарные запасы всех видов пресных вод — рек, озер, подземных и снежно-ледниковых ресурсов составляют всего лишь 2,5% от общего количества воды земного шара. Но и те катастрофически уменьшаются. По данным ООН, более половины всех живущих в настоящее время на земле людей не обеспечены питьевой водой. Почти миллиард из них не имеет достаточного доступа к питьевой воде, а 1,7 миллиарда людей не имеют возможности использовать воду в гигиенических целях. Без воды невозможно вырастить пшеницу, травы, рис, хлопок. Произвести медь, никель, резину, ткани, бумагу наконец.

Между тем в Кыргызстане, слава Богу, мы пока что не испытываем недостатка пресной воды. У нас нет нефти, нет газа, но зато 85 % территории Кыргызстана занимают мощные горные хребты, где за счет таяния ледников и снега формируется свыше 30 тысяч водотоков. То есть у нас формируется примерно половина всех пресноводных ресурсов Центральной Азии.

Чище нашей воды, пожалуй, нет нигде. Но нельзя скрывать тот факт, что над Кыргызстаном нависла страшная угроза загрязнения его водотоков радиоактивными отходами уранового производства.

В этой связи обратимся к одной из трагедий человечества. По приказу президента США Трумэна были стерты с лица земли японские города Хиросима и Нагасаки. Погибли тысячи людей. Разведка донесла, что Трумэн намерен также нанести атомный бомбовый удар по 20 городам СССР. Именно тогда в нашей стране началась разработка урановых месторождений: нужно было стратегическое сырье для создания своего ядерного оружия. Руда была найдена на земле Кыргызстана. СССР создал ядерное оружие и тем самым предотвратил третью мировую войну. Теперь урановые месторождения не разрабатываются. Однако остались хвостохранилища, в которых засклади- ровано 145 млн. тонн радиоактивных отходов. Но нет военно-промышленного комплекса СССР, нет, к сожалению, и должного контроля. У Кыргызстана на это нет средств. И что может произойти с этими опасными хранилищами в условиях высокой сейсмики, получается, никто, кроме нас, не думает. Точно так же сугубо “нашими” остаются почему-то возможные селевые потоки, оползни и наводнения…

Скажем, остались хвостохранилища, в которых заскладировано много миллионов кубов отходов свинцовой переработки. Напомню, что в годы Великой Отечественной войны каждая шестая пуля, направленная против врага, была отлита из нашего свинца. Если не предпринять мер сейчас, то радиоактивный торий из хвостохранилищ попадет в реку Чуй, в огромный бассейн реки, в котором проживают миллионы граждан двух республик.

И бог, и люди были заодно

С наших гор стекает более 51 миллиарда кубов воды. До 20% процентов ее мы используем на собственные нужды, остальная вода идет к соседям. Эти горы будто специально созданы для того, чтобы равнины получали воду в достаточном количестве, и в советские времена все было сделано для того, чтобы не терялось ни капли воды. На территории Кыргызстана были построены крупные межреспубликанские водохранилища и другие ирригационные сооружения. На реке Чуй — это Орто-Токой- ское и Чумышское, на реке Талас — Кировское, на реке Ак-Буура — Папанское, на реке Кара-Дарья — Андижанское, на реке Нарын-Токтогульское, на других реках — Керкидонское, Хасансайское водохранилища. Ежегодно в них накапливается свыше 34 миллиардов кубов воды. На их строительство было потрачено в свое время свыше 2 миллиардов рублей. Но эти средства многократно окупились. Скажем, только Токтогульский гидроузел объемом свыше 19 млрд, кубов оросительной воды в Узбекистане и Казахстане увеличил площади их орошаемых земель на 400 тыс. га, а также значительно повысил обеспеченность водой еще около 900 тыс. га этих республик. По подсчетам проектных и научно-исследовательских институтов, за годы эксплуатации кыргызских ирригационных сооружений Узбекистан и Казахстан получили чистой прибыли на $7,6. Но времена переменились, а соседи наши усилия, нашу жертву, принесенную ради них, ради их экономики, воспринимают, как… бесплатный вклад.

Кому вершки, а кому я корешки?

Гидроэнергетические узлы позволили Кыргызстану увеличить производство гидроэлектроэнергии. И еще — незначительно увеличить орошаемые площади. Но при этом нами понесены значительные социально-экономические убытки. Если говорить прямо, то они оказались во много раз больше полученных нами экономических выгод. Создавалась эта система для всех, но предполагалось также, что и богатства соседей станут служить нам. Однако сегодня получается вот что. Тот факт, что при строительстве гидроэнергетических сооружений оказались затопленными 47 тысяч гектаров плодородных земель, а тысячи людей вынуждены были переселиться в необжитые горные ущелья, что за четверть с лишним века республика понесла прямые убытки в размере $ 1 млрд. 680,9 млн. — это наша и только наша проблема?!

Прежде мы получали из Казахстана и Узбекистана газ, мазут и уголь, потому что специально для них осенью и зимой прекращали выработку электроэнергии, накапливая взамен этого необходимую им в летние месяцы воду. Теперь газ, нефтепродукты и уголь нам приходится покупать у своих соседей за валюту по очень высокому курсу. Скажем, за 10 лет на эти цели нами затрачено $670 млн. Наша же вода продолжает использоваться соседями совершенно бесплатно.

Закон двойного толкования не допускает

Чтобы упорядочить эту ситуацию, Жогорку Кенеш Кыргызской Республики принял Закон “О межгосударственном использовании водных объектов, водных ресурсов и водохозяйственных сооружений Кыргызской Республики”. Закон разработан в точном соответствии с международными правовыми нормами и практикой зарубежных стран.

Но тот факт, что закон предусматривает справедливые принципы предоставления водных ресурсов заинтересованным государствам на взаимовыгодной основе с учетом рыночных отношений, соседям явно пришелся не по душе.

И тогда, чтобы обойти эти принципы, соседи стали трактовать названный закон искаженно. В первую очередь попытались запустить в ход эмоции: будто бы Кыргызстан перекрывает всю воду, которая течет с гор, хотя горы и долины — это единый ареал, и потому нет и не может быть хозяина у воды. На самом деле речь идет о плате только за ту воду, которая накапливается в наших водохранилищах и затем используется соседями.

Эти сооружения требуют постоянной заботы. Прежде в горах проводились аграрно-лесная мелиорация, берегоукрепительные работы на реках, контроль за паводками, защита территорий от наводнений, очистка каналов и других сооружений от заиливания, охрана гидроузлов и многое другое. Теперь такие работы не проводятся, нет средств. А в Узбекистане и Казахстане делают вид, что никакой такой работы проводить и не надо, вода, мол, сама течет, естественным путем. Хорош был бы этот естественный путь, если бы мы не поддерживали все эти сооружения хотя бы какой-то степени… Скажу только, что последние 10 лет ежегодные расходы и ущерб Кыргызстана на содержание и эксплуатацию межгосударственных ирригационных сооружений составили $250 млн.

Если распределить ежегодные расходы и ущерб Кыргызстана между госуарствами-водопотребителями пропорционально получаемому ими экономическому эффекту от использования кыргызских водохранилищ, то ежегодная доля компенсационных выплат соседних государств Кыргызстану составит всего лишь $14,8 млн., или менее 0,1 цента за 1 куб. м использованной воды. Это в десятки раз меньше цен, установленных при взаиморасчетах по плате за водопользование в других зарубежных государствах. Соседи уже должны нам более $140 млн., но пока что не заплатили и цента.

В качестве доводов, которые как бы принижают значение принятого нами закона, они выдвигают следующее: будто бы Токтогульское водохранилище затапливает территории Узбекистана и Казахстана и что это по вине Кыргызстана погибло Аральское море. Чего, оказывается, только ни придумаешь, лишь бы не платить. На самом деле все выглядит совсем не так. Если бы узбекское Кайраккумское и казахское Чардарьинское водохранилища заполнялись зимним стоком Токтогульского гидроузла, а не летним, никаких затоплений не было бы. Но зимой нужно платить. Поэтому эти республики “экономят” таким образом, что приводят в негодность собственные земли. Что касается Аральского моря, то куда, интересно, подевались пойменные участки русла реки Сырдарьи к Аральскому морю? Теперь там хлопковые и рисовые плантации, а водотоки Кыргызстана сбрасываются в естественные понижения Сарыкамыш и Арнасай… Вода с гор Кыргызстана как шла, так и идет, но тормозом на ее пути встают узкие многочисленные гидротехнические сооружения наших соседей. То есть вместо того, чтобы решать возникшую проблему общими усилиями, соседи всеми силами пытаются отмежеваться от нее.

Но есть ли у природы границы? И о наших ли только проблемах мы говорим? Нет.

Стратегические объекты нуждаются в охране.

Все эти сооружения эксплуатируются уже не одно десятилетие и, разумеется, постепенно приходят в негодность. Сегодня мы не можем обеспечить им надежное техническое обслуживание и тем более заменить гидроузлы. Складывается парадоксальная ситуация: соседи хотят и впредь пользоваться нашими “колодцами”, но даже пальцем не намерены шевельнуть с тем, чтобы поддерживать их в рабочем состоянии. Пока что мы это делаем сами. Но наши возможности не беспредельны.

И прежде всего из-за угрозы возможных загрязнений из хвостохрани- лищ. В аварийном состоянии находятся хвостохранилища в Майлуу-Суу, в Кад- жи-Сае. Причем в первом случае может быть загрязнена значительная территория Кыргызстана, Узбекистана, Таджикистана, притоков реки Сырьдарьи. А во втором случае — акватория Иссык-Куля.

Об Иссык-Куле хотелось бы сказать особо. Это озеро вобрало в себя чистейшие ледниковые воды и их прохладу. Оно расположено в самой сердцевине пустынь: Кызыл-Кумы, Каракумы, Голодная степь, Такла-Макан. Однако угроза понижения уровня воды в этом озере остается актуальной. Чтобы избежать этого, необходимо направить в озеро часть стока реки Сары-Джаз. Формирующаяся на территории Кыргызстана, эта река со средним многолетним годовым стоком пять миллиардов кубометров уходит за пределы страны. Китайская Народная Республика в советское время давала согласие на переброску части стока реки в северные регионы, то есть на нашу территорию. Это предложение основано на международном праве, международной практике по использованию межгосударственных водотоков. Народ Кыргызстана искренне надеется, что КНР с должным пониманием отнесется к этой все еще актуальной проблеме.

Мин-Кушские урановые хвостохранилища были ошибочно построены в бассейне реки Нарын. Если произойдет прорыв защитной дамбы, то много миллионов тонн радиоактивных отходов вольется в реку Кокомерен, приток Нары- на. А ведь воду реки Нарын потребляет и население Ферганской долины и бассейна Аральского моря.

Два года назад Жогорку Кенеш принял обращение к президентам и парламентам государств СНГ, ООН, Всемирному банку, МАГАТЭ с просьбой оказать Кыргызстану моральную и материально-финансовую поддержку в предотвращении грозящей опасности. На наше обращение откликнулись члены Межпарламентской Ассамблеи СНГ, президент России В.Путин, президент Всемирного банка Вульфенсон и его заместитель Фейезул Шутхари. Они проявили готовность принять участие в предотвращении этой опасности. Мы благодарны также Калифорнийскому университету США, министерству атомной промышленности России, Европейской комиссии, главе центра ОБСЕ в Кыргызской Республике за поддержку. Наш парламент ратифицировал Устав МАГАТЭ. Теперь Кыргызстан — член этой международной организации и надеется на ее поддержку.

Вода — это чистая энергия.

Сегодня Кыргызстан имеет бесценное рукотворное богатство — гидроэнергетические станции. Потенциальные энергетические ресурсы наших рек оцениваются в 162 млрд, киловатт-часов в год. По своим гидроэнергетическим ресурсам Кыргызстан занимает 5 место в мире, может соперничать с прославленной стремительными реками Норвегией. Но пока что наша энергия используется соседями, а также Россией, связанной с нами ЛЗП, в очень незначительной степени. И при этом в Центральной Азии, по неполным данным, работает 33 тепловые станции общей мощностью 23 млн. 196 тыс. киловатт. Эти станции, в основном они расположены на территориях Узбекистана, Казахстана, Туркмении, ежегодно сжигают много миллионов угля. А между тем сжигание огромного количества твердого топлива приводит к выбросам в атмосферу миллионов тонн углекислого газа, что создает повышенный тепловой эффект в нашем регионе. В условиях жаркого климата дополнительное потепление атмосферы приводит к интенсивному таянию ледников, в результате чего сокращаются запасы пресной воды.

За последние 20 лет на Памиро-Алае исчез 1081 ледник, общая площадь оледенения сократилась на 1106 кв.км. В некоторых регионах Тянь-Шаня площадь льда уменьшилась до 30%.

Ученые считают, что в таких обстоятельствах объем ледникового стока рек ? будет уменьшаться. К тому же уголь содержит более 50% негорючего балласта и такие вредные для природы и людей вещества, как ртуть, стронций, дымовые газы, золу и шлак. Есть только одна альтернатива — гидроэлектростанции.

Планировалось, что на реке Нарын 5 будет построено 16 станций с выработкой 30 млрд, киловатт-часов в год. Была закольцована линия электропередачи ‘ Средняя Азия — Россия. Действовала линия электропередачи через Экибастуз (Казахстан) в Россию. Что мешает сегодня вернуться к этой идее? Суверенитет государств? Но разве выгодное экономическое сотрудничество соседей не укрепит его? Укрепит, это факт. Мы живем в разных странах, но в одном регионе, и нам всем следует думать о том, как сделать наш край чистым, богатым и защищенным.

Общих усилий ждет завершение сооружения двух Камбаратинских ГЭС мощностью свыше 2 млн. киловатт-часов, с годовой выработкой 6 млрд, киловатт-часов. Затем можно было бы приступить к строительству каскадов Верхне-Нарынских, Суусамыро-Кокомеренских, Казарманских, Куланакских гидроэлектростанций общей мощностью свыше 6 млн. киловатт. Выработка гидроэлектростанциями на реке Нарын около 30 млрд, киловатт-часов позволила бы, по расчетам специалистов, высвободить в Центральноазиатском регионе 7,5 млн. тонн органического топлива в год стоимостью $399 млн. При этом не будет затопления территорий, поскольку станции можно возвести в узких каньонах. Электроэнергия будет вырабатываться не столько от многоводья, сколько от высоты падения воды.

Мне думается, что народы нашего региона за такое разумное объединение усилий будут только благодарны своим правительствам,

Турдакун УСУБАЛИЕВ,

депутат Законодательного собрания Жогорку Кенеша

Кыргызской Республики.

24.10.2003



Рубрики:Статьи и выступления

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: